Звездные братья и сестры знаменитых династий

Звездные братья и сестры знаменитых династий

Новость от: 22.11.2020 Источник: wday.ru

Режиссер Егор Кончаловский рассказал, каково работать на одной площадке с родной сестрой – Екатериной Двигубской, а Анастасия Стоцкая о том, как хулиганила вместе с братом – актером Павлом Майковым.

< >
Звездные братья и сестры знаменитых династий Звездные братья и сестры знаменитых династий
wday.ru

Режиссер Егор Кончаловский рассказал, каково работать на одной площадке с родной сестрой – Екатериной Двигубской, а Анастасия Стоцкая о том, как хулиганила вместе с братом – актером Павлом Майковым.

Школа тоже стала достаточно интересным местом, потому что мама должна была часто уезжать на съемки, концерты. Мы с Катей оставались вдвоем. К этому времени она пошла в первый класс. Занималась хорошо, лучше меня, так что мне не приходилось помогать ей с уроками, а вот прогуливать их я ее научил. Когда у меня была контрольная или целый ряд неприятных занятий, решал, что нам с Катей в этот день идти в школу не надо, и мы с большим удовольствием шли, например, в зоопарк и прекрасно проводили там время. Или в кинотеатр «Баррикады» на Красной Пресне. Иногда я Катю отводил в школу, сам туда не шел, а потом ее забирал. Как старший брат, я не отличался ответственностью. Тем не менее Катю в школе не обижали, потому что знали, что у нее есть я. К сожалению, был период, когда я окончил школу, а Катя продолжала учиться, ее отдали в интернат. Интернат был хорошим, с французским языком. Я ездил пару раз за Катей туда, и интернат мне нравился еще меньше, чем детский сад, потому что дети там какие-то полуброшенные. Я маму в этом плане не корю. Она по сути одна нас воспитывала. Я уходил в армию, и у нее не было выбора, потому что у нас не было бабушек, которые сидели бы с Катей. И была она в интернате года два.

Отслужив, я уехал на Запад, а когда вернулся в конце 1990-х, то мы с Катей начали вместе работать. Сначала она хотела стать актрисой и училась на актерском факультете во ВГИКе у Армена Джигарханяна. Но Катя – большая личность, ей мало быть просто актрисой, то есть просто материалом в чьих-то руках. Артист – зависимая фигура от ряда обстоятельств – режиссера, своего амплуа. К некоторым артистам так привязывается роль, что они навсегда остаются борманами, штирлицами или шуриками. Кате этого стало маловато и она начала заниматься режиссурой, потому что режиссура – сродни дирижированию оркестром. Дирижер – лидер. Это комплекс черт Катиного характера, мастерство актрисы и, естественно, родство со мной, братом, самым близким человеком после мамы, а через меня – со всей семьей Михалковых, которые все в кино. Все это сыграло свою роль. Но я на нее совсем не влиял. Катя не может снимать то, что снимаю я. А я не уверен, что смог бы снимать то, что делает она. Она востребована как режиссер сериалов. А недавно была премьера ее серьезной ленты, которую я бы назвал артхаусной. Картина мне понравилась, тронула своей глубиной, позитивом, мистичностью. Это фильм по ее сценарию. Катя – большой молодец. Раз она снимает такие фильмы, то занимается искусством.

В 2009 году я продюсировал сериал «Москва, я люблю тебя», а Катя снимала его как режиссер – одну очень симпатичную новеллу. Но сложить все это вместе было трудно. Там была масса артистов – Дюжев, Филозов, Фатеев, Толкалина, моя дочь Маша. Я ей помог как продюсер, подсказал, как смонтировать. И ее эпизод стал одним из лучших в картине. Также мы снимали «Муж с доставкой на дом», где я полностью положился на Катину интуицию и совершенно не мешал ей творить. Катя ко мне приезжает чаще, потому что со мной живет мама, и Катя навешает и ее, и меня. К Кате я приезжаю в Москву по праздникам. Если у нее возникают проблемы, она обращается ко мне.Я очень рад, что Катя появилась на свет. Бернард Шоу говорил: «Себя надо не найти. Себя надо построить». Вот Катя и построила себя по кирпичику, с удивительной последовательностью и целеустремленностью. У нее есть отличный муж Саша, который ей помогает, а я решаю какие-то проблемы в кино.

У меня вообще-то много сестер: у папы, Андрея Кончаловского, – четыре дочки. Стараюсь видеться с ними. Это Александра (ей 48 лет, она дочь от третьей жены, востоковеда Вивиан Михалковой. – Прим. «Антенны»), которая живет на юге Франции, на Лазурном Берегу, Дарья (ей 38 лет, она дочь от актрисы Ирины Бразговки. – Прим. «Антенны»), у которой 6 детей и с которой я очень люблю встречаться, родные сестры Наташа и Лена (им 27 и 25 лет соответственно, они дочери от четвертой жены, диктора Ирины Мартыновой. – Прим. «Антенны»), а также младшая Маша (ей 19 лет, она дочь от нынешней супруги, телеведущей Юлии Высоцкой. – Прим. «Антенны»). С Сашей мы выросли в разные эпохи, при разных строях и в разных странах, поэтому особенно близки не были. С Наташей и Леной вижусь довольно часто, а с Машей иногда, когда приезжаю в Италию или когда Кончаловские выбираются в Москву. Но Катя мне ближе всех, потому что она по матери. Мы выросли вместе, а это очень важно – иметь кого-то, о ком ты должен заботиться и повышать свой уровень ответственности.

— Помню Павлика уже подростком. Я любила проводить время с ним и его друзьями, сидеть, ходить на КВНы, слушать, как они болтают, поют. У нас была забава, которую я называла «партизанить». Нас родители укладывали спать, мне тогда было лет пять – шесть. А мы прокрадывались по коридору поближе к кухне, где сидели и разговаривали мама с папой, к которым приходили гости. Они нас замечали – и мы с хохотом бежали обратно в кровати. А потом начинали снова, и все это было по нарастающей, пока родители в бешенстве не влетали в комнату. Нас это веселило невыразимым образом. Мы хохотали до слез, и каждый вечер я подбивала Пашу пойти партизанить. Мы любили проводить время со взрослыми, слушать их разговоры. Родители у нас веселые, общительные (у них общая мама, художник Анна Стоцкая, и разные отцы: Анастасия родилась в браке с реаниматологом Александром Стоцким, Павел – от брака с водителем Сергеем Сергутиным. — Прим. «Антенны»). Как-то Павлика оставили дома со мной, а к нему пришли друзья, перед которыми ему было стыдно, что он сидит с младшей сестрой. И он посадил меня в сумку, которую поставил в шкаф, где я сидела тихо-тихо. Ему вообще не нравилось, когда его просили посидеть или погулять со мной, а друзья в это время гоняли мяч. Но серьезных размолвок у нас не было. Еще помню, он мне пел песни Высоцкого, ABBA. Сейчас видимся очень мало. У меня двое деток (семилетний Александр и годовалая Вера. — Прим. «Антенны»), и встречаемся только по праздникам. Но мы в курсе того, что происходит у каждого в жизни. Слава, так получилось, пришла к нам одновременно. Я никогда не ревновала к его успеху. Не пересматривала его фильмы. Боюсь, что даже не все работы его знаю.

Но со временем я ее полюбил, и мы играли вместе. Хотя у нас ничего не было общего. Единственный общий период – когда я учился в школе, и мы жили в одной комнате. И то я занимался со своими друзьями, а в колледж поступил – и все, привет! Помогать ей с уроками я не мог, потому что сам плохо учился. Мама хотела, чтобы я занимался музыкой, а я хотел чего-то еще и ходил на бокс и вольную борьбу, баскетбол. Поводов для ссор у нас не имелось: компьютера у нас не было, телевизор был, но с четырьмя программами – чего его было делить? У нас и книжки были разные из-за 7 лет разницы. Я был мальчик, а она младшая сестра. Мне 12, а ей 5. Что нам было делать вместе? Мне 18, а ей 11. У меня уже девочки давно, меня в армию забирают. Внутри у человека огромная черная дыра, которая жрет все, что вокруг него. И очень мало людей, которые могут ее заткнуть, и сестра в том числе. Сейчас я горжусь ею, потому что она очень талантливая и умеет работать. Как профессиональный актер и певец, могу заявить, что у нас мало таких универсальных актрис, которые могут и петь, и танцевать, и играть. А она это все делает профессионально. Поет она лучше меня, а двигаться так я вообще не умею. А она универсальна и, родись в Индии, стала бы звездой Болливуда.