Евросоюз избавляется от ярких политиков

Евросоюз избавляется от ярких политиков

Новость от: 14.10.2021 Источник: vz.ru

Европейский политик высшего уровня должен соблюдать три важнейших правила: не любить Россию, не выступать против миграции и мультикультурализма, а также поддерживать «европейские ценности», главные из которых – зеленая энергетика и права ЛГБТ. Или его просто выживут.

Евросоюзу мешают яркие политики, и он стремится от них избавиться. Уход Себастьяна Курца в Австрии, Андрея Бабиша – в Чехии, Алексиса Ципраса – в Греции, Маттео Сальвини – в Италии… Сюда же можно отнести постоянное давление на Виктора Орбана в Венгрии. Для нынешних европейских чиновников главное – дисциплина и «следование формату». В итоге оборотной стороной формата становятся миграционный, коронавирусный, а теперь еще и газовый кризис. На которые серые бюрократы просто не знают, как ответить.

Начало октября выдалось жарким с точки зрения отставок руководителей в европейских странах. 9 октября ушел со своего поста канцлер Австрии Себастьян Курц. Причина – что якобы имели место заказные публикации в его пользу, оплаченные из госсредств – кажется дутой. Зато вряд ли является тайной, что бывший теперь уже глава австрийского правительства не нравился брюссельской бюрократии своими жесткими миграционными мерами и нежеланием бесконечно платить дополнительные деньги в фонд ЕС. Да и сам по себе 35-летний политик казался им «выскочкой».

Тот же ярлык они наверняка приклеили и к премьеру Чехии Андрею Бабишу, который вскоре наверняка оставит свой пост. У него с личной харизмой тоже всё в порядке. А еще у него есть состояние в три с лишним миллиарда долларов. Целый Европарламент принял резолюцию по поводу того, что Бабиш и его структуры могли незаконно получать средства из фондов ЕС. Да и в «досье Пандоры» ему уделили одно из ведущих мест. Чем он не понравился? А тем, что выступал против диктата ЕС, подчеркивая, что Чехия – не его колония. Да еще и мигрантов принимать отказался, что тоже «никуда не годится».

Теперь основной целью Евросоюза наверняка станет премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, за которым «грехов» еще больше. Он и санкции против России оспаривает, и однополые союзы не приветствует, и фонд Сороса с территории своей страны изгнал. И тоже бесконечно подчеркивает суверенитет Венгрии и нежелание следовать малейшему окрику из Евросоюза. Орбан в политике вообще с 25 лет – причем начал свою карьеру в прямом смысле как оратор на площади. И выборы выигрывает из раза в раз, несмотря на явное недовольство им со стороны ЕС. Ждут не дождутся апреля 2022 года, когда мадьяры посчитают голоса на выборах.

Прецеденты отставок «ярких и строптивых» уже имели место. Вспомним, например, о судьбе бывшего премьера Греции Алексиса Ципраса, который задумывался об отказе от евро, а в его окружении и вовсе звучали голоса о выходе из ЕС. Его сначала «прогнули», а затем разочарованный избиратель от него отвернулся. Или о бывшем главе МВД Италии Маттео Сальвини, который отказывался принимать беженцев, а сам ЕС сравнивал с «гнездом шакалов». Естественно, подобное открытому евроскептику простить не могли. Не без участия ЕС правительство с участием его партии «Лига» развалилось.

Фото: Philipp von Ditfurth/Global Look Press

Пожалуй, есть только одно исключение, когда харизматическому политику прощали всё. Речь о бывшем многолетнем премьере Болгарии Бойко Борисове. Ему сходили с рук и коррупция, и использование прокуроров в своих целях, и давление на оппозицию. Толпы болгар водили хороводы, только чтобы Борисов поскорее ушел. Но Еврокомиссия не вмешивалась. Вероятно, по той причине, что болгарский премьер всегда пел дифирамбы Евросоюзу, многократно срывал контракты с Россией, молчал по поводу мигрантов, ЛГБТ и прочих важных для ЕС вещей. Двойной стандарт, как он есть.

Все эти истории ставят вопрос о том, что Евросоюз в принципе раздражают самостоятельные политики, которые не бегают в Брюссель за советом по каждому пустяку. Ему нужны послушные чиновники, готовые выполнить любую его волю по любому вопросу. Желательно, чтобы они со студенческой скамьи вовлекались в деятельность запущенных ЕС программ, потом поочередно двигались по национальной и общеевропейской лестнице, и потом уже занимали кресло министра или главы правительства, пройдя многолетний отбор на «правильность действий и суждений».

Вторая черта «правильного политика» – отрицание проблем, связанных с миграцией и мультикультурализмом. Любое преступление со стороны мигрантов объявляется случайным, а вывод должен следовать такой: а что еще мы должны сделать для мигрантов? Любой, кто говорит о несовместимости ценностей коренных европейцев и приезжих, немедленно объявляется «фашистом» – как это было с немецким банкиром Тило Саррацином, написавшим книгу «Германия самоликвидируется». Политик, существенно ужесточающий миграционный режим, считается «отступником».

Третья черта – непременная вера в глобальное потепление и альтернативные источники энергии. Нужно стремиться к тому, чтобы заправлять машины тростниковым топливом, а не бензином. Энергию вырабатывать на ветряных или водяных электростанциях, а от атомной энергетики надо держаться подальше. Покупать газ, конечно, можно, но вот незадача – среди всех его поставщиков только у США и Норвегии есть «правильная демократия». Поэтому лучше не покупать, а надеяться на приливы и отливы, да на солнечные 300 дней в году. А кто не верит – того ждет «нравственный трибунал имени Греты Тунберг».

Разумеется, еще одна черта – вера в европейские ценности, которые включают в себя отнюдь не только регулярные парламентские и президентские выборы и свободу слова. Это еще и пресловутые права ЛГБТ, которые нельзя нигде ущемлять, а желательно еще и предоставлять преференции. Это и доведенное до абсурда гендерное равноправие. Но есть здесь и вещь совсем не смешная. Европейские ценности – это еще и право на «восстание против тирана», который слишком засиделся на своем посту. Кто тиран – естественно должен определять Евросоюз.

Но в подлинном, а не выдуманном мире такие «отформатированные» чиновники пасуют перед первым же серьезным вызовом. Где был Евросоюз во время миграционного кризиса 2015-2016 годов? По сути, почти самоустранился, так и не выработав общие для всех правила. А где был во время эпидемии коронавируса? Отдал всё на откуп национальным правительствам, снова самоустранившись. А как довели дело до нехватки газа? Внедряли альтернативные источники, не закачали топливо в хранилища. И стоило цене на газ подскочить – так Европа оказалась перед перспективой замерзнуть зимой.

В итоге борьба с яркими, неформатными политиками оборачивается отрицательным отбором, когда наверх попадают менее способные. И дело оборачивается большими неприятностями. Только признать это евробюрократы не могут.