«Мы не верим обещаниям Запада»: по словам министра иностранных дел Украины, чтобы выжить, Киев должен провести милитаризацию (The Independent, Великобритания)

«Мы не верим обещаниям Запада»: по словам министра иностранных дел Украины, чтобы выжить, Киев должен провести милитаризацию (The Independent, Великобритания)

Новость от: 14.09.2021 Источник: news2.ru

Украина поняла, что может рассчитывать только на себя. По словам Дмитрия Кулебы, это означает стать таким государством, как Израиль — гибким и самодостаточным в военном отношении. «Наша страна усвоила ряд горьких уроков и поняла, что обещания Запада, скорее всего, не будут выполнены. Мы не верим в обещания».Умеющий в беседе сглаживать «острые углы» Дмитрий Кулеба слишком большой дипломат, чтобы признать, что он злится на Запад.Так или иначе, он стал одним из непосредственных свидетелей некоторых событий, вызывавших разочарование и приводивших в ярость: он был послом по особым поручениям, когда

«Мы не верим обещаниям Запада»: по словам министра иностранных дел Украины, чтобы выжить, Киев должен провести милитаризацию (The Independent, Великобритания)
news2.ru
Украина поняла, что может рассчитывать только на себя. По словам Дмитрия Кулебы, это означает стать таким государством, как Израиль — гибким и самодостаточным в военном отношении. «Наша страна усвоила ряд горьких уроков и поняла, что обещания Запада, скорее всего, не будут выполнены. Мы не верим в обещания».
Умеющий в беседе сглаживать «острые углы» Дмитрий Кулеба слишком большой дипломат, чтобы признать, что он злится на Запад.

Так или иначе, он стал одним из непосредственных свидетелей некоторых событий, вызывавших разочарование и приводивших в ярость: он был послом по особым поручениям, когда Европа делала «смиренные» заявления, выражая «озабоченность», после того, как Россия аннексировала Крым и разожгла конфликт на Донбассе. Он был вице-премьером во время «украиногейта», когда Дональд Трамп использовал его страну в своих целях. Он стал самым молодым министром иностранных дел Украины, который сейчас ведет все более безнадежную борьбу за то, чтобы поддерживать международное давление на Москву.

«Наша страна усвоила ряд горьких уроков, поняв, что обещания Запада, скорее всего, не будут выполнены, — говорит он. — Мы не верим в обещания».

По словам этого 40-летнего человека, Украина поняла, что может рассчитывать только на себя. По его словам, в краткосрочной и среднесрочной перспективе это означает научиться быть обладающим гибкостью военным государством, таким как Израиль: «Обстоятельства не оставляют выбора. Армия, дипломатия и украинский народ — вот что нам нужно, чтобы выжить».

В интервью газете «Индепендент» (The Independent), состоявшемся в Киеве на следующий день после того, как президент Украины предупредил о возможности полномасштабной войны, Дмитрий Кулеба сказал, что, по его мнению, Россия пытается «взять Украину в кольцо». Отчасти эта операция является нестандартной — атака на идею украинской государственности с помощью пропаганды, информационных вбросов и странных исторических статей, написанных российским президентом. Но есть и вызывающие тревогу новые события в обычной сфере, особенно наихудшее из них, происходящее вдоль 1000-километровой границы с Белоруссией.

Отношения между Киевом и Минском находятся на небывало низком уровне. На прошлой неделе находящийся в сложном положении автократ-президент Белоруссии Александр Лукашенко, еще больше сблизился с Кремлем, по-видимому, согласившись подписать 28 новых интеграционных «программ» с Россией. Это, по словам г-на Кулебы, коренным образом изменило ситуацию в отношении прозрачной и уязвимой северной границы Украины, которая проходит через леса, по заболоченной местности и через зону отчуждения вокруг Чернобыльской АЭС.

Продолжающиеся совместные российско-белорусские военные учения «Запад-2021», которые проходят вдоль северной, восточной и юго-восточной границ Украины, возможно, просто позволяют получить представление о будущих событиях.

«Честно говоря, сейчас у нас есть проблема, потому что мы недостаточно инвестировали средств в укрепление границы, — говорит г-н Кулеба. — Теперь мы смотрим на это и видим в этом идеальное слабое место для диверсионных групп или мигрантов, которых Лукашенко, возможно, захочет сюда послать».

Украина пока еще не столкнулась с проблемой специально созданных каналов «отправки» мигрантов из Белоруссии в Литву, Латвию и Польшу — главным образом потому, что сами мигранты, в основном иракцы среднего класса, не рассматривают Украину в качестве маршрута, ведущего к более комфортной жизни в Европейском Союзе. Кроме того, в отличие от Белоруссии, у Украины есть обязательство по договору с Европой принимать обратно всех нелегальных мигрантов. Но, по словам министра, Киев предполагает, что ситуация может измениться.

Еще одной областью, в которой Украина ожидает новых серьезных вызовов со стороны своих восточных соседей, являются поставки энергоносителей. В ближайшие дни должен заработать новый экспортный газопровод между Россией и Европой «Северный поток — 2», проложенный обход Украины. Киев с самого начала выступал против проекта, утверждая, что его цели носят политический характер: лишить Киев доходов от транзита и позволить Москве сократить поставки энергоносителей в саму Украину. Многие чиновники опасаются, что Кремль найдет способ сократить поставки до уровня ниже того, который необходим Украине для собственного потребления, что приведет к кризису в зимний период, подобному тому, который был в 2006 году.

Поначалу США серьезно защищали интересов Украины в связи со строительством газопровода, введя санкции, которые привели к остановке строительства. Но в начале этого года президент Джо Байден отменил эти санкции в качестве жеста в адрес Германии, главного европейского спонсора «Северного потока». Это стало серьезным ударом по Украине.

Несколько недель спустя еще один тревожный сигнал о намерениях Америки прозвучал на Женевском саммите 16 июня, на котором президенты Байден и Путин, судя по всему, договорились о своего рода перемирии. Затем последовал хаотичный вывод войск из Афганистана, что, возможно, стало наиболее четким сигналом об отказе Америки от своей заявленной роли мирового жандарма и означало, что Киев в любой момент вполне может ожидать дальнейших разочарований.

Дмитрий Кулеба согласен с тем, что Америка переживает «кризис лидерства». Но он говорит, что безопасность Украины является одной из проблем, в которой США могли бы вновь продемонстрировать, насколько серьезно они настроены. «Я разговаривал с одним американским сенатором, который сказал мне, что США не должны „сесть в лужу" на Украине, как это было в Афганистане», — говорит он. Из того, что министр смог почерпнуть из своей недавней поездки в Вашингтон, Джо Байден также по-прежнему лично заинтересован в Украине. И это несмотря на скандал 2020 года, в котором Украина оказалась под сильным давлением со стороны Дональда Трампа, который настаивал, чтобы она согласилась начать расследование в отношении сына Байдена.

«Мы, дипломаты, умеем читать между строк и понимать все смыслы сказанного, — говорит г-н Кулеба. — Я думаю, что президент США готов сотрудничать с нами и понимает, что именно прежняя администрация втянула нас во внутреннюю политику Америки. По его словам, он не оставит Украину в одиночестве лицом к лицу с Россией, и это важнейшее обязательство».

Какова бы ни была степень поддержки Байдена, она, безусловно, не распространяется на членство в НАТО и Европейском союзе, которые остаются ключевыми устремлениями Киева, хотя и рассчитанными на дальнюю перспективу. Примечательно, что Украина была исключена из числа участников саммита НАТО, состоявшегося в начале этого года, и во время вступительного слова на конференции по безопасности «Ялтинская европейская стратегия» (YES) в пятницу в Киеве, президент Зеленский заявил, что Украина не намерена и дальше «стучать в запертую дверь, открывать которую никто не собирался». Уходящий президент Эстонии Керсти Кальюлайд вызвала возмущение украинцев, заявив, что Украине придется много работать и проводить реформы в течение 20 лет, прежде чем она сможет стать полноправным членом Евросоюза.

Дмитрий Кулеба утверждает, что противодействие евроатлантической интеграции Украины вызвано не предполагаемыми опасениями по поводу реформ или якобы существующей на Украине проблемы, связанной с крайне правыми, которая, по его словам, «переоценена и раздута», а в первую очередь из-за страха перед реакцией Москвы. В конечном счете, это означало, что членство будет реальным только в том случае, если Россия станет «намного слабее», чем сейчас, или «совершит что-то настолько возмутительное», что Запад будет вынужден сделать жест в отношении Украины.

Но дипломат, который называет себя человеком «слишком увлеченным» изучением истории, утверждает, что все равно «спокоен» в отношении результата.

«Мы являемся свидетелями того, как вершится история, — говорит он. — На протяжении сотен лет Запад жил с представлением о том, что Украина является частью русского мира. Только сейчас он начинает понимать, что у нас может быть что-то другое».