[Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности

[Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности

Новость от: 14.01.2021 Источник: news2.ru

РАНХиГС и Институт Гайдара опубликовали октябрьское исследование, посвященное экономической ситуации в России. В нем констатируется, что сжатие спроса на промышленную продукцию в последнее время усилилось, индекс промышленного оптимизма опустился до шестимесячного минимума. Интересен не сам факт депрессивных настроений в промышленном секторе, а его интерпретация: одной из причин своих проблем предприятия называют ослабление курса рубля.Такие данные сотрудники Института Гайдара получили в результате сентябрьского опроса 650 российских промышленных предприятий. Оказалось, что 63% из них нуждаютс

< >
[Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности [Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности [Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности [Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности [Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности [Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности [Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности [Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности [Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности [Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности [Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности [Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности [Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности [Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности [Мираж «Берёзки»] Девальвируй и недоплачивай. Ослабление «деревенеющего» на глазах рубля помогает экспортерам, работающим за иностранную валюту, но — за счет граждан и других отраслей промышленности
news2.ru

РАНХиГС и Институт Гайдара опубликовали октябрьское исследование, посвященное экономической ситуации в России. В нем констатируется, что сжатие спроса на промышленную продукцию в последнее время усилилось, индекс промышленного оптимизма опустился до шестимесячного минимума. Интересен не сам факт депрессивных настроений в промышленном секторе, а его интерпретация: одной из причин своих проблем предприятия называют ослабление курса рубля.

Такие данные сотрудники Института Гайдара получили в результате сентябрьского опроса 650 российских промышленных предприятий. Оказалось, что 63% из них нуждаются в укреплении рубля для снижения издержек, а 54% предприятий смогут привлечь дополнительные инвестиции при росте курса национальной валюты. Еще 40% респондентов заявили, что укрепление рубля будет способствовать восстановлению внутреннего спроса на их продукцию.

Это уже третье социологическое исследование подобного рода. Рекордный запрос промышленности на сильный рубль эксперты зафиксировали в мае 2016 года — тогда в укреплении национальной валюты нуждалось 73% отечественных производителей. Второй замер, проведенный в декабре 2017 года, показал более скромные цифры — укрепление нацвалюты сочли желательным менее 50% предприятий. Но и средний курс доллара на тот момент составлял 58,6 рубля, то есть значительно ниже 67,6 рублей по итогам сентября этого года.

Соломинка для бюджета

Выводы экономического мониторинга РАНХиГС контрастируют с официальной точкой зрения о «живительном влиянии» девальвации на российскую экономику. Чиновники регулярно заявляют о том, что слабый рубль увеличивает доходы сырьевых экспортеров и улучшает состояние федерального бюджета. Собственно, именно поэтому Центральный банк в 2014 году отпустил национальную валюту «в свободное плавание».

Плоды такой политики можно увидеть в масштабном профиците федерального бюджета на ближайшие 3 года, который будет обеспечен за счет беспрецедентной рублевой стоимости барреля нефти (вплоть до 5700 рублей за бочку при котировках Brent около $80).

Ослабление национальной валюты буквально стало спасительной соломинкой, за которую российская экономика смогла зацепиться после падения цен на нефть в 2014 году. Если бы курс оставался прежним, страну ждало бы гораздо более серьезное потрясение — примерно как в 2009 году, когда экономика просела сразу на 8% (для сравнения: в 2015 году падение ВВП составило 3,7%). Правда, относительно мягкое приземление экономике обеспечило многолетнее падение реальных доходов населения, во многом вызванное все той же девальвацией.

В последние годы «девальвационная фора» была главным двигателем хоть какого-то оживления российской экономики, говорит замдиректора «Центра развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов. Компании-экспортеры выигрывают из-за слабого курса: они получают больше рублей на каждый доллар проданной за рубежом продукции.

«Девальвация 2014 года спасла сырьевые отрасли от проблем, связанных с тотальным падением цен на экспорт», — подтверждает заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН Яков Миркин.

Главные бенефициары этого процесса — нефтяники, газовики и металлурги, которые получают значительную часть выручки в валюте.

Рекордный рост экспорта российского зерна в последние годы тоже во многом связан именно с курсовой динамикой.

Слабый рубль против промышленности

Несмотря на солидный выигрыш экспортеров и бюджета, многие промышленные предприятия высказываются за более крепкую национальную валюту. Экономическая логика подсказывает, что эти компании испытывают сложности с технологическим обновлением, поскольку не могут позволить себе закупать качественное западноевропейское оборудование.

Слабый рубль делает запретительно высокой стоимость импортных компонентов и тем самым душит высокотехнологичные несырьевые секторы экономики, разрушая стимулы для роста производительности труда.

Впрочем, некоторые экономисты считают такую картину чересчур наивной. Число российских компаний высокотехнологичного сектора, основные издержки которых идут на закупку импортных технологий и на привлечение высококвалифицированных иностранных кадров, ничтожно мало. Обычно доля рублевой зарплаты в издержках кратно больше, чем доля импортных комплектующих.

Именно низкие зарплаты в валютном выражении (а в России средняя зарплата уже третий год ниже, чем в Китае) должны подталкивать крупные мировые бренды к тому, чтобы локализовать здесь свои сборочные производства. Однако этого не происходит из-за структурных проблем и плохого инвестиционного климата.

«Я не верю, что укрепление рубля модернизирует экономику. Я помню жизнь при долларе по 23 рубля — в то время ничто не мешало компаниям обновлять свое оборудование», — замечает советник по макроэкономике гендиректора компании «Открытие Брокер» Сергей Хестанов. При сильном рубле в нулевые годы мы, напротив, почти полностью потеряли собственную промышленность, соглашается Миркин.

По данным опроса Института Гайдара, предприятия беспокоит не только дороговизна технологического обновления, но и нехватка внутреннего спроса. Сильнее всего девальвация ударила по легкой, пищевой промышленности и машиностроению, которые ориентированы на внутренний рынок и импортозамещение. Впрочем, это неудивительно:

за годы стагнации (среднегодовые темпы роста экономики за последние 10 лет составили 0,7% ВВП) и падения реальных доходов населения внутренний спрос выдохся.

Влияние девальвации на импортозамещение неоднозначно: с одной стороны, слабый рубль ведет к падению покупательной способности населения из-за присутствия в большинстве товаров импортной компоненты (даже в отечественной пищевой продукции), с другой — вымывает подорожавшую иностранную продукцию с российских рынков.

В любом случае для запуска экономического роста после «потерянного десятилетия» требуются какие-то другие рецепты. «Начинать в такой ситуации с импортозамещения бессмысленно: никто не сможет покупать эту продукцию внутри страны», — говорит Миронов. Не говоря уже о том, что любое искусственное насаждение отечественной продукции деструктивно само по себе, поскольку ведет к потере качества и переплате.

«Лучший образец такого импортозамещения — это Советский Союз перед моментом развала», — говорит Хестанов.

Экспорт превыше всего

Слабым рублем недовольны те компании, которые по разным причинам не выходят на внешние рынки и не могут использовать выгоды от девальвации. Но в целом экономика все равно остается в плюсе. «Даже 10 экспортирующих нефтяных предприятий получают за счет слабого рубля такие огромные прибыли и платят в бюджет столько дополнительных налогов, что это перекрывает любое подорожание импорта и потери обрабатывающей промышленности», — уверен Миронов.

Опрошенные «Новой» эксперты полагают, что промышленные предприятия из мониторинга РАНХиГС либо просто не видят полной макроэкономической картины, либо используют слабый рубль как повод привлечь внимания к своему бедственному положению. «Скорее всего, это традиционные стенания российского бизнеса: кто-то надеется на господдержку, кто-то боится попасть в условный «список Белоусова» и предпочитает много не хвастаться», — полагает Хестанов.

Тем не менее существует два побочных эффекта девальвации, о которых политики предпочитают умалчивать.

Во-первых, усиливается перекос российской экономики в сторону сырьевых отраслей и государственного сектора, которые выигрывают от слабого рубля значительно больше всех остальных игроков.

Эта проблема решается при помощи правильно настроенной экономической политики. Ключевым направлением экономического развития должна быть не господдержка инвестиций, как предлагает Минэкономразвития, и не резервирование нефтедолларов в закромах бюджета, как практикуют в Минфине, а улучшение экспортного потенциала национальных производителей.

«Субсидировать экспорт несырьевых компаний сейчас гораздо выгоднее, чем вкладываться в какие-то инвестпроекты и строить никому не нужные дороги», — говорит Миронов. И деньги на такие субсидии в бюджете есть как раз благодаря «девальвационной форе».

Второй побочный эффект состоит в том, что слабый рубль усиливает инфляционные риски и бьет по потребительской активности населения.

Здесь рецепт еще проще: не надо идти на откровенно вредные для экономики меры, такие как повышение НДС — они не только разгоняют инфляцию, но и тормозят экономический рост, вынуждая ЦБ повышать процентные ставки.

Однако пока что курс правительства уводит нас все дальше от перспектив российского экономического чуда. «Чудотворная девальвация» лишь позволяет накачивать бюджет нефтяными деньгами, как в старые тучные времена, а оплачивают это благополучие простые потребители.

 Зарплата по регионам Российской Федерации

23.08.2018 в 17:51

Финансовые вопросы всегда считаются одними из самых популярных, а разговоры о зарплате и ее сравнение с другими зарплатами зарубежья никогда не утихают. В России все неоднозначно: кто-то всеми силами стремится переехать в страну, чтобы улучшить свое финансовое положение, а некоторые россияне мечтают уехать на заработки в западные страны, чтобы улучшить свое финансовое положение, которое они считают никудышным в родной стране.

Разумеется, размер заработной платы зависит от региона, в котором работает специалист. Это — основной фактор. Еще на конечную сумму влияет уровень образования и профессиональные навыки.

Среднемесячная зарплата в России в 2018 году составила в январе 39017 рублей, в феврале – 40443, в марте – 42364, в апреле – 43381, в мае — 44076 рублей. Она хоть и увеличилась в рублёвом эквиваленте по сравнению с теми же показателями 2017 года, но стала ниже в пересчёте на доллары и составила примерно 620 долларов. Однако продолжает оставаться ниже, чем в США, развитых государствах Европы и даже в Грузии и Прибалтийских странах.

В 2014-ом средняя зарплата россиян в долларовом эквиваленте составляла сумму – 907! Чтобы вернуть этот показатель, считают эксперты, ежегодный рост ВВП должен быть не ниже 3%, а пока он составляет лишь 0,3%. Прогнозы неутешительные. К слову средняя зарплата в Российской Федерации ни разу не достигла отметки в тысячу долларов. Пока рядовой швейцарский работник в месяц получает больше чем российский специалист в год. Последнее время наметилась и другая тенденция.

Увеличился разрыв в размере зарплат среди российских регионов. Это связано с тем, что люди в поисках более высоких заработков переезжают в те регионы, где могут получить более высокооплачиваемую работу по принципу: «рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше».

 

 



Почему зарплаты растут, а реальные доходы россиян продолжают падать?

Экономика, 12 октября 2018
 
 

На прошлой неделе президент Владимир Путин оптимистично заявил, что реальные зарплаты россиян с 2012 года увеличились на 8,7%. В этом году реальная заработная плата выросла почти на столько же — 8,6%, по данным Росстата.

Столь заметный прирост должен был заметно отразиться на благосостоянии граждан. Однако реальные доходы россиян продолжают снижаться с начала лета. В августе этот показатель упал на 0,9% к аналогичному месяцу прошлого года и на 0,7% — к июлю. Хотя при такой динамике реальных зарплат рост доходов должен составить минимум 5-6%.

Предположения об улучшении достатка граждан не подтверждает также индекс свободных денег, который в августе снизился на 13% до 23,6 тысяч рублей. Заметнее всего индекс упал в городах с населением от 500 тысяч до 1 млн человек, где сокращение составило 16,1% — до 4,6 тысяч рублей.

Таким образом, возникает вопрос: почему реальные зарплаты растут, а материальное благополучие населения, наоборот, сокращается? Ответ мы узнали у экспертов.

Рост действительно есть, но далеко не у всех
«Фразу „рост реальных зарплат впервые с 2012 года составил 8,7%“ можно трактовать по-разному. Но начиная с 2012 года по отношению к 2018 году такой факт произошел впервые – это действительно рекордный показатель, ведь были и далеко не лучшие времена за эти шесть лет. Но если посмотреть на это повышение повнимательнее, тогда оно не кажется выдающимся», — заметила руководитель аналитического департамента компания «ФинИст» Екатерина Туманова.

Чтобы это доказать, аналитик взяла в качестве точки отсчета упомянутый президентом 2012 год и условную зарплату в 1000 рублей для простоты расчета. По ее подсчетам, динамика зарплат за шестилетний период выглядит следующим образом:

2013 год – 1040 рублей (104,8%);2014 год – 1050 рублей (101,2%);2015 год – 955 рублей (91% — в конце 2014 года доллар подорожал к рублю в два раза – отсюда и падение доходов),2016 год – 1032 рублей (100,8%);2017 год – 1052 рубля (102,9%);2018 год – 1087 рублей (103%).

Как можно заметить, рост реальных зарплат отличается перепадами и выглядит незначительным.

«Дело в том, что в нашей стране с каждым годом наблюдается все больше и больше расслоение по доходам. В статистике сказано, что реальные зарплаты растут, а значит не падают. Получается, если у 70% населения оплата труда, например, остается на одном уровне, а у 30% растут – «в среднем» по всей стране будет рост», — обращает внимание Туманова.

Однако факт увеличения реальных зарплат есть, но заметили его далеко не все. Больше всего он сказался на доходах работников экспортно ориентированных компаний. После сложного окончания 2014 года, когда обвалилась нефть, а доллар в два раза подорожал к рублю, долгосрочный бюджет в 2015 году закладывали при прогнозе курса доллара в 50 рублей и стоимости барреля нефти 50 долларов. Получается, прибыль с одной бочки нефти ожидалась в размере 2,5 тысяч рублей (50*50).

Но в 2018 году средний курс доллара составил 63 рубля, а нефти — 70 долларов. В результате, ожидаемая прибыль за одну бочку нефти выросла до 4410 рублей. «Эти цифры касаются не только нефтяного сектора, а почти всех экспортно ориентированных компаний. Так что реальный рост зарплат на 8,7% в среднем по нашей огромной стране есть», — резюмировала эксперт.

Выходит, что озвученный главой страны рост совсем лишь незначительно коснулся работников предприятий, чья деятельность направлена в основном на внутренний рынок.

«При этом, если учитывать, что инфляция в России за шестилетний период увеличилась на 14,5%, то данные по зарплатам смотрятся уже не столь оптимистично», — добавила старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова.

Реальные доходы съели кредиты

Так, а что все таки с реальными доходами? Почему несмотря на существующий рост реальных зарплат, они даже статистически не остались в плюсе? По мнению Тумановой, значительная часть доходов россиян сократилась из-за увеличения закредитованности.

«Многие не почувствовали роста реальных зарплат, потому что стали больше платить по кредитным счетам. Соответственно, на руках стало оставаться меньше денег. Отсюда и падение доходов населения», — считает аналитик «ФинИст».

К слову, методология расчета реальных располагаемых доходов учитывает обязательные платежи по ЖКХ и кредитам.

Впрочем, согласно последним данным бюро кредитных историй «Эквифакс», средний уровень расходов россиян на выплаты по займам не превышает нормы — 40% от официальных доходов. При этом доля заемщиков с минимальной долговой нагрузкой (менее 10%) за последний год увеличилась почти до 30,96% (13,5 млн человек). В то же время количество граждан с высокой закредитованностью сокращается — 7,16% (3 млн человек).

Стоит также заметить, что уровень безработицы в России достиг 4,6% — это самый лучший показатель с 1994 года. Однако до конца года дальнейших улучшений вряд ли стоит ожидать, предупредила Бодрова.

«Частный сектор больше не наращивает штат, поскольку вынужден закладывать больше финансовых средств на всевозможные издержки и индексации. А государственные предприятия и организации в последние годы, напротив, сокращают объем сотрудников, «выбрасывая» на рынок труда вполне квалифицированные кадры. Они будут вынуждены бороться за рабочие места с адекватным уровнем оплаты труда. Следовательно, сейчас не бизнес конкурирует за трудовой ресурс, как в США, например, а люди конкурируют друг с другом за возможность занять интересное рабочее место», — резюмировала аналитик «Альпари».

При этом рост реальных зарплат в 2019 году может продолжится, об этом заявлял проректор Финансового университета при Правительстве РФ Алексей Зубец в интервью «Российской Газете». Он ожидает, что инфляция может сохранится в пределах 4%, а ВВП прибавит 1-2%.

Источник: Bankiros.ru